Кто владеет информацией — тот владеет миром.

Ротшильд

Пока другие только пытаются понять законы рынка, используй их!

Терморектальный криптоанализTM

Конфиденциальность или исполнение закона?

Дискуссии о том, что важнее: право личности на конфиденциальность информации или исполнение закона и защита общества от действий некоторых его членов, ведутся давно. Но с широким распространением компьютеров и появлением недорогих коммерческих криптографических систем эта проблема предстала в новом свете. Но хорошей новостью является то обстоятельство, что все больше людей осознают эту проблему.

Как это пи смешно, те самые криптографические системы, которые позволяют людям защитить свою личную жизнь, по мнению многих, мешают обществу бороться с преступностью и принимать эффективные меры защиты.

Я понимаю тех людей, которые считают, что органы власти должны иметь право следить за пользователями Интернета, когда есть для этого законные основания — когда это необходимо для борьбы с серьезными преступлениями или если речь идет о национальной безопасности. Во время моей работы в Службе связи ВМФ США я прошел курс криптографии и позднее работал совместно с Разведывательным управлением Министерства обороны США, где я был хранителем документации разведки Агентства национальной безопасности. Тогда я понял, как важно иметь возможность собирать разведывательную информацию.

Тем не менее, я считаю себя «партизаном конфиденциальности», я считаю себя таковым потому, что право на конфиденциальность является одной из основ свободного общества. С уважением к личной жизни человека приходит и уважение к личности. Одно вытекает из другого. Однажды утраченное право очень трудно вернуть. Уступите немного сначала здесь, потом — там, и начнется...

Пожалуй, в связи с этой проблемой не найти лучшего примера, чем номер социального страхования США (Social Security Number — SSN). Номера социального страхования вводились для того, чтобы можно было хранить данные о программе социального страхования, и, таким образом, этот номер может использоваться для данных о зарплате и налоговых записей. В начале 70-х так оно и было. Те, кто имеет доступ к номерам социального страхования (ревизоры, бухгалтеры), часто рассматривают его как нечто неприкосновенное и не позволяют использовать его в других целях.

В то время я сделал ошибочное предположение о том, что правительство США защитит данные о номерах социального страхования и не допустит их использования в коммерческих целях. Почему этого не произошло? Возможно, оказалось, что ими можно очень просто и эффективно пользоваться для идентификации личности, при этом никто не следил за тем, не пользуются ли ими в неблаговидных целях.

Номер социального страхования остается эффективным средством идентификации личности и сейчас. Несколько лет назад я был оштрафован полицией за превышение скорости. А спустя всего несколько дней (не месяцев или недель, а дней!) я получил уведомление от моей страховой компании о том, что мои страховые взносы увеличились из-за этого случая.

Эффективно? Очень эффективно. Раздражающе? Для меня — да. Раздражает не столько то, что были повышены страховые взносы, а то, что государственное учреждение поделилось информацией обо мне с коммерческим предприятием (или продало ее). Такие случаи встречаются все чаще. Конфиденциальность уходит в прошлое.

Некоторые мои коллеги в области телекоммуникаций говорят: «У тебя есть что скрывать? Если тебе нечего скрывать, то тебе не о чем беспокоиться». Я в таких случаях отвечаю: «Мне больше не имеет смысла ничего скрывать из-за чрезмерной эффективности нашего "информационного сообщества"». Так что это вынужденная открытость! Может быть, уже поздно что-либо изменить!

Тем не менее, предполагая, что человек, который знает все о ком-либо другом, не имеет злых намерений, мои коллеги могут обманывать сами себя. Все ли люди так доброжелательны друг к другу?

На другом уровне эта проблема имеет подкрепление на уровне ежедневного опыта. Практически каждый день во время ужина мне звонят различные компании, которые каким-то образом знают, что я предпочитаю (но им еще предстоит выяснить, когда я ужинаю). Этим они вторгаются в область, что была изначально предназначена для частного использования, — телефон. Мое возражение против таких звонкий одно, но очень важное: существенной частью права на личную жизнь является право быть оставленным в покое.

Мы могли бы обсуждать эту тему до бесконечности. Я бы хотел завершить эту эскападу утверждением, что в США понятие личной жизни размыто до поразительных пределов. Более того, те средства, которые используются для «размытия», по-прежнему здесь и продолжают эксплуатироваться.

В последнее время появились некоторые обстоятельства, которые внушают оптимизм. В США до недавнего момента не хватало национальной дискуссии на эту тему, дискуссии, в которой принимали бы участие не только специалисты. Эта дискуссия, скорее всего, заинтересует пассивные слои населения, поскольку Интернет становится частью жизни многих и многих людей. Я очень надеюсь, что в результате этой дискуссии будет выработан компромисс между частными и общественными интересами.

Эта кита посвящена техническим проблемам и не является социологическим или политическим исследованием. Таким образом, мы сфокусируемся на проблемах безопасности данных в Интернете и средствах обеспечения такой безопасности.



Остапенко Денис aka Sharp, 2006

Соглашение о приватности информации

 

сайт о строительстве http://okvsk.ru/

Hosted by uCoz